Цены Каталог Магазины Производители Охотхозяйства Таксидермия Клубы и Тиры Статьи Частные объявления

Всероссийский справочник цен на оружие

Введите поисковый запрос. Например "Карабин тигр"

Тактическое снаряжение Стич Профи

Разность потенциалов

Дата: 28.10.2010

Между стрелковым спортом и боевой подготовкой войск разница огромна, убеждён автор статьи — инструктор по тактико-огневой подготовке. Тем более странными кажутся попытки заменить в армии подготовку к боестолкновениям так называемой практической стрельбой, которая по сути своей не что иное, как один из видов стрелкового спорта.

Просматривая фотографии и фильмы о семинарах и сборах по стрелковым видам спорта, таким как Практическая стрельба, всех разновидностей, ну и прочих, я вижу красивые толстовки с яркими надписями спонсоров на спинах инструкторов, кепки, хорошие, подготовленные стрельбища, импортные пистолеты. Люди бегают — открывают двери, поражают по мере видимости мишени. Смотреть приятно. Напомню так же, что все,подобные семинары проводятся только за рубежом.

Первое хорошее впечатление пропадает сразу, как только узнаёшь о стоимости таких семинаров. Тысяч пять условных единиц на человека как минимум. Такие цены, сами понимаете, нам, армейским офицерам не по карману. И сразу возникают вопросы. Например, всех интересует, когда такие семинары будут проводиться в России, для нас, для тех, кто не может выехать за границу? Ответов нет.

Правда, были попытки провести данные курсы в России. Инициатором данного мероприятия был Александр Петров, директор Челябинского «Полигона». Но ему было запрещено проводить их непосредственно руководством ФПСР.

Почему? Это вопрос к ФПСР.

Но вернёмся к фотографиям. Глядя на них, я понимаю,что не хватает на них только блондинок с модельными формами и пальм. А где же семинары, проводимые в России в снегу, под дождём, по колено в грязи и с личным составом (с рядовыми и прапорщиками)?

Сейчас я вас удивлю. Такие семинары были. Их проводил всё тот же Александр Петров, причём совершенно бесплатно. Ну что сказать вам Александр?

Довыделывались, вот вас и исключили из состава ФПСР.

Я ничего не имею против людей из Практической стрельбы. Но раз они допускают вольности в адрес тех, кто пытался хоть что-то сделать для нас, по доступным ценам, то давайте разберёмся! Скажите, вы, что ли, будите работать с личным составом, у которого нет денег, лететь на Мальдивы? Вы его хоть раз видели этот личный состав не по телевизору? Или вы работаете только с военнослужащими не ниже полковника?

Казалось бы, ответ на все мои вопросы прост! Никто никого не тянет бульдозером в Практическую стрельбу! Не хочешь — не езди не стреляй и не трать деньги.

Хорошо. Допустим Вася Пупкин не хочет. Но вот подходит к нему ротный и говорит: «Знаешь Вася, пора нам на занятия по Практической стрельбе. Наша часть, как и вся Российская Армия, теперь занимаются по методиками Практической стрельбы. А в Армии, Вася, всё по приказу".

Получается, что тянут! Ну и где логика? Скажите, господа, откуда такая любовь? Когда выуспели так полюбить Армию? Может, когда запрещали Петрову проводить курсы в Челябинске для тех, кто не в состоянии ехать в Финляндию? И первое, что предложено вами нам, это методики подготовки.

Ну, правильно, а как без них? Методики — это наше всё! Речь в статье пойдёт как раз о спортивных методиках, которые предлагаются силовикам в качестве основ. Мало кто из нас принял это всерьёз, когда впервые узнал о таких намерениях. Но голоса продолжают звучать. И я считаю, мнение тех, кто это не принял, тоже должно быть озвучено — это и моё, личное мнение. Хорошо известен принцип: «Разделяй и властвуй». Сейчас я опишу, как он реализуется на практике. Сразу хочу заметить, что адаптирован он под Российскую действительность. Это значит, что очень много в нём несуразного, смешного и просто глупого.

За последние полгода, владельцы методик (практической,тактической, боевой,оборонительной и других видов стрельбы) удивили больше, чем со времён своего рождения.

Ситуация сегодня как на рынке; идёшь, в глазах пестрит — в ушах шумит: вот кто-то делает первый выстрел меньше чем за секунду, кто-то режет игральную карту выстрелом, кто-то весь в наклейках и каждый утверждает, что именно у него товар самый качественный. На самом же деле, предлагающие свой товар люди, сами не имеют понятия о его вреде или пользе — главное продать. Не важно, кому и что — получил прибыль и забыл. Это закон рынка. А как быть тем людям, которые работают за пределами этого рынка?

В суждениях надо быть последовательным и логичным. Это необходимо в первую очередь, чтобы не обмануть людей и не обмануться самому.

Напомню, речь идёт о стрельбе, и всех её модификациях представленных на рынке. Их множество и все они конкурируют — что-то делят, видимо. Судите сами: что-нибудь изменилосьв стрельбе, с тех поркак сгоревшие пороховые газы, впервые, врезали пулю в нарезы ствола, разогнали её и выбросили из стволапо направлению к цели по баллистической траектории? Конечно, нет! Физика процесса, она как была, так и осталась. Более того, сейчас я удивлю владельцев сверхсекретных методик: законы эти работали ещё до того, как их сформулировал господин Ньютон! Не правда ли, удивительно?

Сразу встаёт вопрос: А что вы тогда делите? Свойства газа? Свойства быстровращающихся предметов, подброшенных над поверхностью земли? Или, извиняюсь, вы делите балл коэфицент? Что, конкретно, вы хотите разделить и продать нам по частям из того, что называется стрельбой? Может какую-нибудь, до сих пор неизвестную сверхагрессивную стоечку или наработочку по вскидочкам? Опять же: у человека всего 258 степеней свободы и его биомеханическая конструкция не меняется сорок тысяч лет, а то и больше.

Я отвечу за этих людей. Они делят деньги! Что, уважаемые стрелки, вы удивлены? Не надо удивляться. С тех пор как были изобретены первые денежные знаки, способов их заработать придумано бесчисленное множество. Один из способов, я вам сейчас опишу — оноснован на принципе «Разделяй и властвуй (зарабатывай)».

Что конкретно можно сказать о методиках, которые демонстрировались на проведённых за последнее время семинарах, для старшего офицерского состава? Я в «теме» не первый десяток лет, и скажу просто: Всё это лажа! К боевому применению оружия это не имеет ни малейшего отношения. Всё это, развивается и нарабатывается, чтобы произвести впечатление на новичков, чтобы привлечь в свои клубы побольше людей, в том числе и военных. Посмотрите к чему мы пришли. Людям внушили, что российские пистолеты ни к чёрту не годятся. И вот стоит стрелок, который даже не знает, что у «Вектора» есть кнопка сброса магазина и объясняет мне, что у меня в руках плохой пистолет. Что это значит, «плохой»? Он что, не убивает? Или не с таким оружием Россия с 1945 г.победила в 64 локальных конфликтах?

Что-нибудь изменилось в стрельбе, с тех пор как сгоревшие пороховые газы, впервые, врезали пулю в нарезы ствола, разогнали её и выбросили из ствола по направлению к цели по баллистической траектории? Конечно, нет! Физика процесса, она как была, так и осталась. Более того, сейчас я удивлю владельцев сверхсекретных методик: законы эти работали ещё до того, как их сформулировал господин Ньютон! Не правда ли, удивительно?

Или не этим оружием работает Российский спецназ? Я поясню. Применение оружия в боевой ситуации складывается из тактической составляющей, из дистанции и условий боя, из свойств боеприпаса проходить через препятствие, чтобы бить по цели за препятствием, да и много из чего ещё. Скажите, где хоть одно из этих условий учитывается в тех методиках, которые насаждаются сегодня? Причём насаждаются агрессивно. Тех, кто выступает против, сразу предают анафеме.

Например, в Практической стрельбе, боеприпас со стальным сердечником вообще запрещён. И как тогда скажите тренировать армию, если в бою 50% огня, а тои больше ведётся через препятствия? Что может сказать инструктор о боеприпасе, который по его понятиям нельзя использовать? А ведь в армии других патронов просто нет, и практически всегда огонь ведётся по вероятному месту нахождения противника. Где это в практической стрельбе? А где работа с рикошетом? Кроме того, что мы его боимся, есть ещё что-то? Маленькое, предварительное резюме. В методиках, имеющих спортивное происхождение, отсутствуют сейчас и всегда будут отсутствовать:

- стрельба через препятствие;

- стрельба в условиях ограниченной видимости;

- автоматический режим огня;

- экипировка.

А ведь это всё то, что всегда будет присутствовать у нас в войсках. Для того, чтобы что-то предлагать, нужно сначала поговорить с людьми, которые служат не в штабе, ознакомиться со статистикой. Например, подавляющее большинство боевых столкновений разведгрупп происходит в условиях лесистого среднегорья, причём без визуального контакта. Вопрос: где методики обучающие стрелка работать по площадям автоматическим огнём? Именно этим занимаются люди последние пятьдесят лет, при внезапной встрече с противником. Не стоит удивляться словосочетанию «автоматический огонь». Я много слышал бреда о том, что «вижу — стреляю, не вижу — не стреляю» — «и если уж вижу, то достаточно одного прицельного». Сейчас очень многие засмеялись. Это выражение, на пятьдесят процентов состоит из гламура и ещё на пятьдесят из плохих амбиций. Если в лесу вы увидели противника, и он увидел вас, то жить одному из вас осталось около секунды — такова статистика огневых контактов. А вся прицельная стрельба, закончится до третьей секунды — потом, вы уже никого не увидите. Вы сможете только слышать крики раненых и вести огонь по ним — по звуку.

Я пустился в такие рассуждения, лишь для того, чтобы прочитав это, начальник или командир, какого-либо подразделения задумался над вопросом: «Что эти методики, на которые я трачу выделенные государственные деньги, дают моему подразделению? И как я отчитаюсь?» В самом деле, как? Устроите соревнования второго уровня? Ну вот и скажите, что будет оценочным критерием в этой стрельбе, весьма далёкой от стрельбы армейской? Командир подразделения, наверное, встанет на совещании и скажет комдиву: «А знаете, товарищ генерал-майор, у меня в бригаде уже три подполковника вышли из секунды на первом выстреле. Метода работает!» После чего будет мгновенно сослан в Сибирь на каторгу. Я не передёргиваю — пишу о том, что вижу своими глазами. Никто ведь никого не тянул писать статьи «о пользе» практической стрельбы. Теперь вот почитайте немного критики. И если есть у людей разум, они будут благодарны мне за бесплатную критику и учтут все свои слабые стороны.

Теперь вернёмся к нашим баранам. Итак, режим огня, который ведётся по нам в бою, практически 100% — это автоматический огонь. На одиночный, наши «друзья» переходят только на последнем магазине. Режим нашего огня, когда люди находятся на дистанции броска гранаты — тоже автоматический. Как бы кто не хотел сделать «па» в сторону «Практики» и сдвоенных выстрелов, но он автоматический — ничего не придумываю. Людей не удовлетворяет 2-3 выстрела всекунду — они хотят 10 выстрелов. И они правы. Конечно, встаёт вопрос о том, что закончатся «пульки».

Но это не наш вопрос, это вопрос того, кто стреляет и делает этот выбор. Нам обсуждать это не стоит, согласитесь. Я пишу лишь то, что само собой присутствует в огневых контактах. Кроме того, напомню, ситуация «здесь и сейчас» не длится дольше трёх секунд. Выбирайте сами, сколько выстрелов вы сделаете. Вопрос лишь в том, а умеете вы управлять автоматическим огнём? Точнее, а контролируете ли вы своё оружие на автоматическом режиме огня? И сразу вопрос к методистам: У кого есть методы обучения управлению автоматическим огнём? Из отечественных наработок, доступны только методики А.И. Петрова. Их жёсткая сборка, при проработке материала, показала, что работа непрерывным огнём сверх эффективна у стрелков с опытом. Не подготовленным стрелкам больше подходит стрельба беглым одиночным. У подготовленных, скорость первого выстрела, даже после поворота на 90 градусов, с тридцати метров полисту формата А4, составляет примерно 0,8 — 1,2 сек. И через секунду, там уже 10 пробоин. Это нормально.

Для подавления огневых точек, нанесения огневого поражения из засады и другой стрельбы — методики «Полигона» подходят, что при использовании автоматов всех калибров, что пулемётов. Из Практической стрельбы в «автоматический режим» мы берём понижение центра тяжести при перемещении — очень хорошо подходит автоматчикам. Напомню так же, что на всех современных образцах автоматов и штурмовых винтовок есть режим автоматического огня — его там сделали не просто так. Развитие всего автоматического оружия двигается в сторону создания сбалансированных систем, дающих минимальный возмущающий импульс при отдаче или максимально поглощающих его в циклическом режиме — т.е. при стрельбе очередями.

Вы задумывались зачем? Все военные доктрины (а это основной военный документ) допускают нанесение превентивных ударов по враждебным государствам и как следствие, предшествующую им, работу на их территории малых групп спец наза — последнее рассматривается как перспективноенаправление военной деятельности. Тактика любой малой группы, зависит от количества пулемётовв ней, т.е. от количества автоматического оружия. Если я не прав, пусть меня поправят специалисты из военной разведки.

Более того, чтобы усилить стену огня, принимаются на вооружение стрелковые комплексы формата «миними». И что, взять теперь тактику, вооружение и, я извиняюсь, кастрировать всё это в угоду стрелковому виду спорта, в котором запрещена стрельба очередью? Не много вы на себя берёте, господа спортсмены? «Очередь» была и всегда будет в спецназе. И любые поползновения в сторону боевой подготовки спецназов со стороны гражданских людей, можно расценивать как действие агентов влияния — неменьше.

Практически все стрелковые комплексы малых и спецподразделений, принимались на вооружение потому, что обеспечивали хорошую кучность при стрельбе «автоматом» по малогабаритным целям — т.е. передавали в цель большее количество джоулей за единицу времени. Серия АК в своём 107 исполнении тоже подошла к этому. Более того, вам так же известны другие стрелковые комплексы под боеприпас 5.45х39 мм. Эти комплексы уже приняты на вооружение спецподразделениями и мотострелками, и заточены они, именно под автоматический режим ведения огня. Все методики должны соответствовать нуждам армии. Слово автомат, в подразделениях, приобретает ещё одну характеристику — численную. Те, кто служил в войсках,знают, что такое «чистка оружия». А вы, уважаемые стрелки, знаете, как оно должно быть на самом деле — сколько уходит денег на приобретение средств, для чистки. Какого отношения требует к себе оружие, чтобы оно не отказывалось стрелять.

Тут и передёргивания затвора ногой и проверка чистоты оружия заточенной спичкой — здесь много всего. Между тем, учить стрелка стрелять, не научив его обслуживать оружие — верх маразма. Так формируется оружейная культура. Без надлежащего ухода, любой стрелковый комплекс не больше чем груда железа. А в ваших методиках это где? А потом, рождаются легенды про то, что «Вихрь» постоянно клинит, «Вектор» стреляет через раз — на третий. Или итого хлеще — бытуют шуточки типа: «Вихрь» «Вектор» и «Вереск» — это первые образцы оружия со встроенным искусственным интеллектом: хотят — стреляют, не хотят — не стреляют. Сколько всего этого довелось услышатьза время службы — не счесть. Одна легенда страшнее другой.

Теперь просто представьте, с чем вы столкнётесь,при проведении нормальных, хотя бы с минимальным настрелом, занятий в одной роте? А сколько этих рот? Начиная с матбазы, заканчивая просто тем, что вас, русскоговорящего, будут понимать далеко не все. Для того, чтобы просто понять масштаб словосочетания «боевая подготовка», вы должны быть как минимум действующим армейским офицером, а не человеком, стремящимся на этом заработать. Для того, чтобы протолкнуть идею, может и хватит двух, трех друзей с большими звёздами на погонах — они помогут. А в чём они вам помогут? Вы подпишите бумаги, соберёте на показуху офицеров, покажите им быструю и точную стрельбу из «Чезета», внизу живота у вас приятно булькнет, когда вы увидите цифру, выделяемых денег. А дальше что?

Вы не увидите того, кто с автоматом пойдёт выполнять боевую задачу. Ну и кто вы после этого? По той истерике, что была устроена вокруг внедрения методик по огневой подготовке в Министерстве Обороны, создаётся устойчивое впечатление, что те, кто пойдёт в очередной раз в бой — это одни люди, а те, кто присутствуют на семинарах и нарабатывают первый выстрел — это люди совсем другие.

А наши уважаемые всеми коллеги из Практической стрельбы, просто заблудились. А иначе, они понимали бы, что вход совсем с другой стороны. Но это всё болтовня.

Все, что до первого двухсотого — это всё болтовня. Потом люди начинают прозревать. Для того чтобы интегрировать Практическую стрельбу в Армию, необходимо, готовить кадры. Для управления своей Армией, государство готовит специальных людей, по специальным, сертифицированным программам — эти люди называются офицеры. Офицеры работают с людьми и техникой, несут боевое дежурство и выполняют боевые задачи. Просто так, из неоткуда, только по связям и дружбе, взять и принять методики подготовки? Повторюсь — можно. Но в этом будет интерес десятка людей, а не Армии.

Вот вам простой пример. Возьмите в руки смету и посмотрите, по какой цене ваше подразделение или ведомство закупает например обычные патроны 7Н21 для ПЯ или 9х21мм для «Вектора». А потом, просто поинтересуйтесь его отпускной ценой на заводе. Я вам обещаю — вы прозреете. Ну, да ладно. Давайте предположим, что случилось очередное Российское «чудо» и методики приняты. У меня есть несколько вопросов.

Первый. Как быть с подствольными гранатомётами, пулемётами, снайперскими винтовками, пистолетами-пулемётами? Где современные методики обучения стрельбе из этих видов оружия? Или знаете, а давайте оставим только пистолет и немного автомата — на новый лад, а всё остальное — гори оно огнём — на старый? Это ведь всего лишь боевая подготовка. Так не получится.

Друзья, это всё взаимосвязано — практически неразделимо. Нельзя научить стрелять из пистолета полковника, который скажет, что новые методики это хорошо, а про рядовых и сержантов забыть, поделить деньги и с диким хохотом разбежаться. Учить придётся всех и всему. И если вы зайдёте в роту и взглянете на вооружение, то к удивлению обнаружите, что у каждого бойца в группе или взводе, своя задача, своё вооружение и соответственно своя экипировка. А основным огневым средством группы, например, служит пулемёт.

Второй вопрос: А что такое пулемёт? И почему у него режим только«автоматический»? Этот вопрос прост, для тех, кто знает, что это такое. Для всех остальных — это фильм на незнакомом языке без субтитров. Докладываю, пулемёт это — стрелковый комплекс способный выбросить в противника за секунду примерно 11пуль, каждую массой в зависимости от номенклатуры,примерно в 10 грамм, с начальной скоростью более 800 м/с.

Это значит, что если взять средней дистанцией огневых контактов от 5 до 50 метров (для спецназов), а ширину человеческого силуэта по фронту равной 50 см, то мы получим, что пулемёт, на дистанции 50 метров, двух секундной очередью из 25 патронов, прошивает по коридору шириной 8 метров, каждые 32 сантиметра. Удваивая или сокращая дистанцию, например, на два, мы либо удваиваем, либо, соответственно делим это значение. Теперь, если вам интересно, посчитайте, что может пулемёт лентой из ста патронов на разных дистанциях. Именно эти цифры следует держать в голове, когда командир определяет место для пулемёта в боевой группе. Помещая два пулемёта, например, в промежуточный дозор, он знает, что через две, три секунды, справа и слева от головного дозора, который встретился с противником,должны появится коридоры, полностью простреливаемые, в которых огневые точки противника либо подавлены, либо уничтожены. И можно проводить мероприятия по эвакуации раненых (если таковые есть), маневрировать (отводить головной дозор), или занимать круговую оборону. Даже если командир так не думает, то по крайней мере надеется именно на это. Он берёт в руки карту местности и смотрит на условные знаки, по которым ему становится понятно, что, например, расстояние между деревьями 5-7 метров, а сами деревья, толщиной в 20-40 см.

Толщина деревьев может оказаться такой, что эффективным, на дистанциях свыше тридцати метров, будет только огонь пулемётов, а огонь автоматов — только на дистанции прямой видимости. Всё это учитывается на занятиях по огневой подготовке. Очень важно, что конструкция пулемёта, как вы знаете, не позволяет стрелку держать патрон в патронникеи при падении, на заряженных пулемётах, как правило, есть задержка первого выстрела. Передвигаться по лесу с незаряженным оружием — значит ставить под вопрос безопасность группы. Оставаться стоять или уйти на колено, на месте, при соприкосновении с противником — нельзя. Выход здесь прост — стрелять в движении. У нас на занятиях по тактико-огневой подготовке это звучит так: «Перенос огня по фронту в движении. Дистанция 50 метров ». И я ещё ни разу не встретил на стороне методик по этой теме.

Вопрос третий: Скажите, люди, решившие готовить армейских стрелков, на каком этапе из выше описанных, вы решили внедрить свои знания о прохождении с пистолетом коротких и средних упражнений? У когото ответы есть на этот вопрос, а у кого-то их нет. Одно очевидно, они должны быть точными и полными, с готовыми методиками и разработанными курсами стрельб, с разумным расходом боеприпасов и т.д. Взять и просто решить вопрос о закупке Армией совершенно ненужных стрелковых тренажёров, что сейчас пытаются сделать «не буду говорить кто» — это просто. Но опять же, кто будет отвечать за погибших в бою солдат, которые вместо боевой подготовки имели тренажёрную? Что, опять Вася ротный? Я писал слово «пулемёт» а не «пулемётчик» именно потому, что пулемёт, закреплённый в тиски, даст именно эти цифровые показатели. А «пулемётчик» — это человек и он живой. С ним надо работать. Нужны методики подготовки его к тому, чтобы он выжимал из своего оружия именно эти цифры и рубил именно эти коридоры.

На сборах по огневой подготовке, пулемётчики спецподразделений ЮФО, полностью подтвердили эту теорию. Это было совсем не сложно. Разложите на вектора все возмущающие моменты, действующие на оружие вовремя стрельбы, сопоставьте всё это с биомеханической конструкцией стрелка, учитывая его вес, рост, длину рук.

Если есть необходимость, внесите лёгкие, косметические, изменения в эргономику оружия, например, установите передние рукоятки управления огнём. Возьмите лист бумаги, просчитайте все превышения и углы — это будет в идеале. Теперь выходите на рубеж и работайте — добивайтесь стрельбы, близкой к идеалу. Для того, чтобы это просто понимать и ориентироваться в какую сторону двигаться в плане подбора методик, необходимо жить этим. Но извините, многих из тех, кто решил учить армию стрельбе, я вижу на фото только в красивых кепках, очках, наушниках и с импортным пистолетом.

Не будет всего этого. Никаких наушников, очков и хорошей погоды в Армии нет, по определению. А активные наушники есть у «друга» с большими звёздами, которому нравится стрелять из пистолета под таймер и дружить с чемпионами. Вместо таймера, на третьи сутки ожидания на морозе, может прозвучать взрыв мины или прицельный выстрел из многоэтажки. И никаких мишеней. Я не хочу, чтобы когда-нибудь, про мой любимый спорт, про Практическую стрельбу, кто-нибудь сказал, что люди в ней не компетентны, потому, что это коснётся не только меня, а ещё многих.

То, какими нас запомнят,зависит от нас. Либо барыгами, решившими заработать на обманутых, либо достойными людьми. За последние десять лет, Практическая стрельба, слишком плотно вошла в нашу жизнь. Многие судьи, кто-то уже инструктор. Соревнования по «Практике» это события, к которым мы готовимся и в которых с удовольствием участвуем. Для тех из нас, кто понимает ценность отдельных навыков, это ещё и очень хорошийспособ держать свой стрелковый уровень на достаточновысоком уровне.

Практическая стрельба — это вид спорта. У нас есть команды так же как по минифутболу, по волейболу, по лыжному спорту. То, что мы выступаем на соревнованиях и выставляем свои команды, говорит лишь о том, что нам нравится этот спорт. Не больше. А считать вид спорта личным и приватизированным — это глупо. Этот спорт не может принадлежать ограниченному кругу людей — он общий.

Мы уважаем своих чемпионов. Есть даже постоянно конкурирующие структуры на соревнованиях. Некоторые инструкторы спецподразделений, сумели таки поставить на вооружение пистолетную подготовку, во многом соответствующую методикам «практики» — это их дело. Но так складывается, что всего несколько человек, в погоне за личной выгодой, могут поставить всю «Практику» в очень невыгодное положение. Именно поэтому я пишу эту статью — я не хочу, чтобы о нас обо всех,подумали плохо. Я считаю, что Практическая стрельба должна быть в Российской Армии, но только там, где это разумно.

А разумно это только на этапе «учебок», там, где худые прыщавые парни, впервые берут в руки оружие. Вот там, где ещё нет бронежилетов и стальных шлемов, групп и групповой тактики, связи и использования группового оружия — там её место. Бойцу необходимо привить уважение к оружию, культуру обращения с ним. Ещё до того, как новобранцы попадут в бой, они не должны перестрелять друг друга. Споры о том, что нужно, а что не нужно, будут звучать ещё долго. До тех пор, пока легитимный орган, не выскажет вслух своё объективное мнение.

Это должны сделать те, кому за это родина платит деньги — профессионалы. Подразделения эти, они, в общем-то известны. И люди тоже. Прежде всего, это подразделения постоянной боевой готовности, ведущие активные боевые действия и несущие при этом потери. В высказанных до сих пор мнениях много желания угодить друзьям — это здорово. Дух товарищества и всё такое… Но это не мнение большинства. Это мнение нескольких людей. Я бы мог высказаться за тех людей, кто выполняет боевые задачи. Методики управления беглым одиночным и автоматическим огнём, их более чем удовлетворяют. В завершении статьи, необходимо написать ещё следующее.

Я не собирался в своих статьях кого-то пиарить или бросаться камнями в людей со страниц одного известного журнала,… но сделать благое дело — высказать несколько добрых слов в защиту правильных людей, просто необходимо. Речь о недобросовестной информации, представленной Российским стрелкам на страницах одного авторитетного издания, подобной тематики. Я думаю, все по-нимают, о чём речь.

В статье были приведены заведомоложные факты о Петрове Александре, руководителе Челябинского «Полигона». По началу, я подумал о заказном характере статьи. Но в беседе с Александром Петровым выяснилось, что руководство ФПРС, в общении с ним категорически отвергло данное предположение — заказа не было. Так что получается, что это чья-то личная инициатива. А инициатива, она знаете, как в той поговорке, что с дуру, можнои спусковой крючок сломать. Но хочу напомнить, что это добровольный выбор писавшего, гарантированный ему Конституцией РФ. В начале статьи, нас призывают к логике.

Действительно, будем логичны. Итак. Задача логики заключается в том, чтобы показать, каким правилам должно следовать умозаключение, чтобы быть верным. В статье приводится высказывание «полковника ЦСН» в виде цитаты. Сами авторы это придумали, или слышали где — не важно. И всё бы хорошо. Но полковник тот, он этого не говорил. А Александр Петров этого не слышал. С первым я служу — он мой командир. Со вторымя дружу. Поговорил с обоими — такого не было. Значит,господа, логика показала, что одно из суждений не логично, а значит не истинно.

Второе. Возьмём навскидку: «Когда мишень упала вместе со щитом на перебитых и ни в чём неповинных стойках»… У меня есть видеозапись данногомероприятия. И у представивших материал для статьи она есть. Так как же на ней может быть не видно, что стойку устроители мероприятия, прибили всего одну(!)— посередине щита. И если стрелять кучно в центр мишени, стойку перебьёт обязательно. Там сказано, что писалось это со слов господина Ефимова. Ну что ж… надобыло спросить, почему у него в глазах двоилось? Второе суждение тоже оказалось ложным. Статья вызвала смех.

Вы его не услышали? Особенно ценным,мне показались слова о снайперской стрельбе на километр! Где,уважаемые стрелки, вы видели местность, которая позволит одной группе, обнаружить другую с расстояния в тысячу метров? Ну, вот вы её обнаружили и исходя из вашей огнестрельной логики сразу командуете: «Миномётная батарея, огонь! Крупнокалиберный пулемёт огонь»! К этому вы призывали в статье.

Всё пра-вильно. У каждого командира, с собой на всякий случай миномёты. Я напомню, что все огневые контакты, кроме нанесения ударов с воздуха и артиллерийских обстрелов, происходят до одной четвёртой действительного огнястрелкового оружия. Тактика малых групп ещё сокращает дистанции боя. Это даёт преимущество сильным, и сковывает слабых. И если вы призывали к логике, то скажите, как вы собираетесь делать выстрел на тысячу метров, из какого положения и на какой местности, каким боеприпасом?

История Российского спецназа не знает таких выстре-лов. И отрицать возможность попадания на такой дистанции, даже из современной снайперской винтовки, совсем не глупо — это трезво. Или может я не прав? Тогда поделитесь боевым опытом. Когда я спросил Александра Петрова о его реакции на «всё на это», мимо пролетала муха — он просто отмахнулся. Наверное, от мухи.

Петров стреляет кучно? Он силён физически? Способен вести прицельный огонь из ПК в движении? Какие ещё недостатки у этого человека? Напишите — нестесняйтесь! Господаспортсмены — очнитесь! Это для вас это недостатки. Для нас, это качественная стрельба. Смысл стрельбы заключается в том, чтобы воздействовать на предметы на расстоянии, путём посылания в них твёрдых, быстровращающихся предметов энергией сгоревших газов. И если стрелок делает это однообразно от первого выстрела до последнего в серии, то этого стрелка принято называть «метким».

На Олимпиадах, им за это дают золотые медали. Эти люди побеждают и на соревнованиях и в жизни. Мастерство здесь, есть следствие постоянства. Именно этои демонстрирует Александр Петров, засаживая с 50-тиметров короб из ПК(!) в форточку(!) с рук из положения стоя. Это и есть контроль оружия от первого выстрела до последнего. И это калибр 7.62х54мм! Это очень круто, и могут такое, далеко не многие, даже в спецназе.

А бегать по длинному упражнению с импортным пестиком могут очень многие, включая совсем молодых девушек и подростков, которые стреляют на этих упражнениях, гораздо лучше нас. Именно это произошло, когда основная масса бойцов, проиграла Марии Гущиной на недавних соревнованиях среди спецназов ФСБ в Питере. А ведь там были очень достойные люди, чей боевой опыт начинался за долго до её рождения. Так что стрелять из боевого оружия всё-таки надо!

Это необходимо для того, чтобы подавлять огневые точки противника и проносить огонь через препятствия, а не «ставить задачу миномётной батарее». В чём здесь околесица? По поводу «интеграции» писать не буду, всё написановыше. Пройти длинное упражнение, это одно, провести штурм здания — совсем другое. Здесь я вспоминаю статью, опубликованную в 7-м номера журнале «Оружие» затекущий год. Там автор, сетовал на то, что спорт «достал» уже всех до крайности — мы его понимаем. Он кстати, тоже офицер ЦСН. Давайте и его исключим из ФПСР з аего высказывания в адрес Практической стрельбы? Или меня, например, я ведь судья ФПСР. Давайте вообще, введём цензуру на высказывания и инакомыслие.

Уважаемые, вы начали то, что не сможете закончить и правил, по которым должны развиваться подобные начинания вы, как видно не знаете. Читаем дальше. «Все очень удивились появлению Александра Петрова в ВИФКе». Я сам, лично, держал в руках подписанный заблаговременно, документ, с приглашением Петрова на данное мероприятие. Чему выудивились? Я думаю, пока хватит. Логика говорит: Из двух отрицательных суждений, нельзя вывести никакого заключения.

Приводить в качестве примера Центр Специального Назначения не надо. Нет там ни одной методики основанной на Практической стрельбе. Ни одногометодической рекомендации! И не будет никогда. То, чем там занимаются люди, кратко, называется — «антитеррор», а не «подготовка к соревнованиям второго уровня». Кроме того, методиками всё не ограничивается. Нужна ещё теория и методология. Слышали об этом? А есть ещё психофизиология, психотипы бойцов, биомеханика, полурефлексы и ещё огромная куча непознанных вами безделиц типа, тактико-технических характеристик вооружения, спецсредств, и индивидуальной защиты.

И это всего лишь «прожиточный минимум» для инструктора боевого подразделения. А что предлагает нам спорт? Соревнования? И методику подготовки к ним, которая называется Практической стрельбой? Спасибо, но давайте мы уж как-нибудь сами разберёмся со своей боевой стрельбой, а вы со своим спортом? К зарубежному опыту можете обращаться сколько угодно. Напомню, что «Практическая стрельба» это и есть зарубежный опыт. Штаб квартира в Канаде. Российское отделение, это представительство зарубежной общественной организации. Все семинары за рубежом. Зарплату платят, там же.

И с чего это такой интерес зарубежных активов к боевой подготовке Российской Армии и спецслужб? Прямо любовь. А уж боевая стрельба «западных» инструкторов с беготнёй по комнатам, так это вообще кошмарное сочетание — вирус, поражающий сначала мозг, потом опорно-двигательный аппарат сотрудника. И у нас уже есть эти люди — бегают…

Теперь верну читателей к логике. Если одна из посылок есть суждение частное, то и заключение также должно быть частным. Уважаемые авторы, вы сделали ложный вывод и с точки зрения формальной истинности и материальных критериев истинности. А статья — очень не тактична, с точки зрения этики. На лицо элементы паралогики, словесной окрошки и слабой борьбы мотивов — это признак упадка.

Если бы кто-то хотел отыскать смысл в происходящем, то читателям представили бы все факты, полностью. Не так ли? Но увы, очень много утаили. Давайте и дальше, просто встречаться на соревнованиях, стрелять, получать удовольствие от стрельбы, фотографироваться вместе — нам это нравится. Но больше не пишите про боевое применение оружия и про то, что нам надо, а что нет. У нас у самих, без вас, голова пухнет… уважаемые стрелки. Ведь если отбросить всю тактичность и правила общения, то получается, что военным и спецназу, гражданские, в очень жёсткой, агрессивной манере, пользуясь связями, навязывают спортивные методики взамен уже существующих — боевых. Что это? Вредительствоили диверсия?

И кто те люди, которые беспрепятственно это пропустили дальше просто спортивных мероприятий? Для меня этот вопрос ясен. Но статья писалась не для инструкторов, знающих истинное положение дел, а для пользователей. И они должны крепко задуматься. Мне остаётся сказать авторам злополучной статьи: «Вас, как специалистов Огневой или Тактико-огневойподготовки никто не знает. Как люди, после выхода вашей статьи, вы больше не интересны». О какой стрельбе речь? О практической? Я достаточно долго прослужил в армии. Последние четыре года работаю инструктором.

Так вот я ни разу,за всю свою жизнь, не смог применить ничего, из того,что дала мне Практическая стрельба — хотел, но не получилось. Стресс, оставляет человеку только «грубую моторику»: хватать, дёргать, швырять. Работают только рефлексы и полурефлексы — если приобретены на тренировках. А Практическая стрельба, получается только тогда, когда всё уже прошло — вспоминаешь про «пальчик» и «углы безопасности». И это не только у меня — таку всех. Называется — психофизиология. Рекомендую.

Я был в Челябинском «Полигоне». Я видел, сколько труда и времени вложено во всё это. И в методики и в объект. Виден потенциал. Виден сразу, — с первых шагов по объекту. Кто из вас, пишущих глупости, произвёл что-либо подобное? Говоря языком технологий, «Полигон» обогнал вас, лет на сто! Говоря языком морали, «Полигон», для вас — заоблачные дали. И как бы то ни было, знаю точно — у этих людей, всё получится. Потому, что правильно начали и правильно делают.

А заинтересованных в подобных объектах, дальновидных и умных, в России, в том числе и высших эшелонах власти — предостаточно. Их не может не быть. Сильное государство — это генеральная линия. На сей день, «Полигон» предлагает комплекс мероприятий, направленных на развитее у бойца стрелкового навыка, достаточного для ведения эффективного огня из всех видов боевого оружия на коротких и средних дистанциях городского боя и лесистой местности. Объект готов к проведению любых занятий по инженерной, тактической, огневой, снайперской подготовкам. Есть сертифицированная «миля» под стрельбу из любой стрелковки. У кого она есть ещё в России?

Стреляем вечно на добром слове… не так ли? Методологический подход «Полигона» формирует правильное мировоззрение человека и его идеологию. Плюс ко все-му, есть ещё чистая финансовая составляющая, без серых зарплат. И всё это, принадлежит не Канаде, а России. Вдумайтесь в это. Для того, чтобы понять, что люди вкладывают своё время, здоровье, деньги, жизнь в объект на котором будут проходить обучение Российские силовики, не надо иметь семь пядей во лбу. Надо просто иметь элементарное воспитание и быть немножко патриотом. В конце концов, уважать труд других людей. Людей, которые молча, делают дело, как у нас говорят — без права на славу.

Есть вопросы? Или этике вас тоже надо учить? Обвинения в том, что стрельба по методикам «Полигона» слишком «статическая» — не обоснованы. Инструктора «Полигона» замечательно стреляют в движении, а для того, чтобы подготовить стрелка к этому, они не дробят движение на движение вперёд, назад, вправо или влево. Согласитесь — это гораздо более выгодно в методическом свете. Ну, конечно бабла не срубишь на доверчивых комерсах, которые верят, что движение вправо, очень сильно отличается от движения вперёд. Звучат так же обвинения (сейчас удивитесь), в том, что много автоматического огня, во время демонстрацион-ных стрельб. А демонстрации возможностей «западных»образцов оружия вы видели? Там только автоматический огонь. «Злая очередь» демонстрируется не как боевой или тактический элемент, а как возможности комплекса «стрелок-оружие» — для полноты представления о методике «Полигона». А особо одарённым, я хочу сказать,что автоматический огонь всегда был главенствующим на коротких дистанциях и всегда им останется — обратитесь к зарубежному опыту, патриоты. Для начала найдите тех, кто выиграл у нас хоть одну войну, используя свои передовые методы подготовки — и спросите у них.

Есть стрелки и инструктора, которые могут себе позволить так стрелять, проводить семинары, делать заявления и подвергать критике других. Это потому, что каждый гусар хвастун… но, далеко не каждый хвастун гусар. Запишите себе это в блокнот. Это я могу рассуждать о пользе той или иной методы для спецназа — вы, нет.В свете всего этого, хочется спросить у всех, кто пытается оболгать человека или продать Армии кучу ненужных лазерных тренажёров: «А вы вообще кто?» Из-вините за сленг. Я понимаю, что околоспецназовские темы выгодно звучат в обществе. Можно щегольнуть знакомством с сотрудником спецсужбы — сегодня это модно. Но в этих темах, всегда надо быть, а не казаться. А иначе, кроме спецназа, который уже присутствуетв каждом ведомстве и подведомстве, будут ещё и люди,которые пытаются льстить этим спецназам.

А это уже второй фронт. Когда у меня, всё-таки получается выдернуть подобных людей и вручить им в руки боевой автомат и попросить их выстрелить в мишень, у них всегда «стрельба неидёт»: то давление с утра скачет дульное, то шаг нарезов увеличивается на погоду. Как видно, это не единственные болезни стрелковой тусовки. Соревнования по стрельбе из боевого оружия в условиях приближенных к боевым состоятся.

Мы их давнопланируем. Составлен дизайн упражнений. И мы вас пригласим. И пригласим не ради смеха, а чтобы вам стала ясна разность потенциалов между «спортом» и «боевой подготовкой». В квалификационных стрельбах вы будите участвовать. Ждите. А мы в свою очередь, ждём инструкторские курсы по Практической стрельбе именно для военнослужащих. Командиров групп и отделений спецназа, офицеров и прапорщиков. Причём ждём самых заурядных цен на этих курсах, лучше бесплатно — оружие наше, пульки наши. Вы ведь любите армию?

А значит, не откажите. Раз вы нам методик не пожалели, значит судейские и инструкторские курсы проведёте. А лазерные тренажёры? А лазерные тренажёры потом. В самое ближайшее время, я надеюсь, Александр Петров опубликует свои методики на которые ему выдан Государственный патент на страницах журнала «Оружия». Я очень сожалею, что страницы такого издания как «Оружие» я использовал для наведения порядка, скажем так, в полицейских целях, но сделал это потому, что знаю, думающая спецназовская публика регулярно его читает. Я знаю, что все приведённые высказывания и выводы уже давно у всех в умах, и я сделал правильно, что высказал это открыто.

Российские стрелки имеют право, если не знать, то по крайней мере слегка догадываться об истинном положении дел. Если и впредь, недобросовестная информация со страниц других изданий, будет поступать на всеобщее обозрение, я опубликую факты и цифры о том, о чём так скромно обозначил в этой статье.

Последнее. Хочу обратиться к людям, допустившим нетактичность. Извиняться перед Александром Петровым надо не так, как вы делали это до сих пор, а так же как и оклеветали — через СМИ. Хочу выразить благодарность коллективу журнала «Оружие», за ту возможность публикации, что сегодняпредоставлена мне. Эту статью ждали очень многие и уже давно.

Спасибо.

Автор: Ветер

Статья была опубликована в журнале "Оружие", и предоставлена автором для публикации на www.gunportal.ru. Любая перепечатка возможна только с письменного соглашения автора.


Комментарии к статье:

Добавить комментарий:

Имя:

E-mail:

Комментарий:

защитный код
Введите код с картинки:

Другие статьи:

Самое убойное травматическое оружие

Конда в начале лета

Макеты и реплики оружия продажа

Делаем свой пневматический Макаров поистине смертоносным

Петербургская охота

Пистолет ГЛОК-17

Самое универсальное оружие для страйкбола: «gas powered» модели

Оружие для страйкбола: пистолет-пулемет HK MP5K

«Сайга». Калибр 12. Этапы развития

Страйкбол для начинающих: газобаллонный «Кольт» WE M1911 A1 СО2 (GC-0317)

Феномен в современном искусстве

Налобники в естественной среде или сравнительный тест налобных фонарей в условиях одной из подмосковных каменоломен.

Медальоны для охотничьих трофеев

Продажа сувенирного оружия в Петербурге оптом и в розницу

Секрет изготовления амузгинского булата

Страйкбол, оружие победы

Травматический пистолет т 10

Гладкоствольный самозарядный карабин «Сайга-12»

Copyright (c) 2008-2018 GunPortal - оружейный портал.